Артём Антонов

кинорежиссёр


АРТЁМ АНТОНОВ  /  интервью, критика, анонсы  /  Для журнала "Небосамолёт"

АРТЁМ АНТОНОВ

живет в Петербурге, 26 лет, кинорежиссер

журнал «Небосамолёт». Сентябрь 2005 г.

Российское кино возрождается. Это видно и потому, что студии, такие как петербургская «Никола-Фильм», рискуют вкладывать средства в молодых режиссеров.

Артему Антонову повезло. «Никола-Фильм» поддержала создание его дипломной работы. Получился 30-минутный фильм «Столичный скорый», ставший «фестивальной сенсацией» 2004 года. В декабре начнется прокат второго проекта - полнометражного фильма «Полумгла». Эта картина о немецких военнопленных, отправленных на строительство вышки для радиомаяка в глухую северную деревню. Премьера фильма состоялась 18 августа на фестивале «Окно в Европу» в Выборге. Работа была удостоена награды Гильдии киноведов и кинокритиков России и приза Президента фестиваля «За дебют». Теперь она поедет на кинофестиваль в Монреале.

Несмотря на то, что Артем принадлежит молодому поколению режиссеров, выглядит он в чем-то очень по-советски. Черный свитер с зацепками вытянут в положенных местах. Из отремонтированного офиса «Николы» выходит покурить в устрашающие коридоры Студии документальных фильмов, выкрашенные масляной краской. Но при этом – он постоянно улыбается: не вежливой заученной улыбкой, а так, как улыбаются счастливые молодые люди.

Фотография была первым, что меня заинтересовало в этом мире. Потом показалось, что этого мало. Стал составлять фотофильмы. Спросил у родителей, как же называется человек, который снимает кино. Мне объяснили, что это оператор, и я захотел стать оператором. Меня отправили в кинокружок во Дворце пионеров. В школе с одноклассником создал кинокомпанию «Синема». В основном делали пародии на фантастику, детективы, в последних классах - драмы из школьной жизни. Немые черно-белые фильмы, звуковое сопровождение записывали на магнитофон. Последние три года занятия в школе очень мешали «настоящему делу» – съемке фильмов. В 11 классе пошел в киношколу «Кадр» при «Ленфильме» в мастерскую Александра Александрова. Обучение у него выдерживали не многие. Почти на каждом занятии он говорил «ребята, вы уже старые, вам уже 18 лет… Надо что-то срочно делать, если вы хотите, чтобы что-то произошло в вашей жизни».

После школы жутко не хотел никуда поступать. Во ВГИК я, как домашний мальчик, ехать не созрел. Пошел работать на Ленфильм – рабочим, бригадиром по массовке, администратором. Продолжал снимать «фильмы». В 1999 поступил в Университет кино и телевидения, в мастерскую Игоря Масленникова.

Так мне посчастливилось пройти всю историю кино – от немых фильмов до звуковых. Сто лет кинематографа за пятнадцать…

Мое кино взрослело вместе со мной. Никогда не опережало мой возраст, но, надеюсь, не сильно отставало.

В «Столичном скором» мне было интересно посмотреть на такие обычные вещи как первое объяснение в любви, подростковые комплексы. Своеобразное прощание с детством.

Персонажи в «Столичном скором» игрушечные и инфантильные. Сейчас, как мне кажется, время инфантильного героя.

«Полумгла» - это история не о войне, а о взаимотношениях людей в состоянии вражды. Женщины, которые остались без мужей, отцов, сыновей, встречаются собственно с теми, кто их мужей, отцов, сыновей убивал. Постепенно от ненависти они приходят к взаимопониманию. Как не странно, человек может простить все. Как дураков в этой жизни мало, так же мало и злых людей. Человек способен простить все. А вот система, окружающие обстоятельства, эпоха - нет.

В кино есть такая известная присказка, что найти своего оператора сложнее, чем найти жену. Это правда. Не нужно искать лучшего оператора, который делает «обалденную картинку», а нужно найти человека, с которым вы сможете говорить на одном языке, и с кем у вас вместе получится «обалденная картинка».

Мне не интересно работать с людьми, которые не предлагают, а с готовностью спрашивают «чего изволите?». Некая современная такая модель «работы с заказчиком». Начинаешь чувствовать себя как на рынке или в магазине. Как бы это паршиво не звучало, кино – это коллективное творчество.

Кино можно сравнить с мозаикой. Режиссер собирает картину иногда из маленьких осколочков, иногда из больших кусков.

В кино ты рассказываешь определенную историю. И ты должен рассказать ее как хороший рассказчик, так, чтобы было интересно не только тебе.

Когда стиль не создается самой индивидуальностью режиссера, когда его мучительно «придумывают», это сразу видно. Смотреть такое кино тяжело – надумано, неоправданно, искусственно (в плохом смысле этого слова).

На начальном этапе работы над историей режиссер принципиально отличается от сценариста тем, что сценарист мыслит структурой, сюжетом полностью, а режиссер, как правило, «ошметочными» образами. Хотелось бы найти своего сценариста, способного перевести в драматургическую форму мои мысли. Тогда до определенной степени про литературную драматургию можно было бы забыть и заниматься характерами, взаимотношениями героев, визуальными образами – наращивать «мясо», делать Кино.

Как мне кажется, наше поколение режиссеров меньше сковано боязнью быть понятным. Это раньше считалось хорошим тоном снять так, что чтобы кроме автора никто ничего не понял.

 

на главную                              к списку интервью                              следующее интервью


АРТЁМ АНТОНОВЦАРСТВО БЫЛОГО ВЕЛИЧИЯГОЛУБКИМЕЧТАФЕНЕЧКИСТОЛИЧНЫЙ СКОРЫЙПОЛУМГЛАСУДЕБНАЯ КОЛОНКАПОПЫТКА ВЕРЫ

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS